Библиотека Глобус
 Правила сайта  new Отблагодарить  Форум  Контакты   Зеркало         ЛК Глобус      
 
РЕЙТИНГИ  |  ОЦЕНКИ  |  РЕЦЕНЗИИ




Збигнев Казимеж Бжезинский

Збигнев Казимеж Бжезинский
Об авторе:

Зби́гнев Кази́меж Бжези́нский (польск. Zbigniew Kazimierz Brzeziński )

28 марта 1928, Варшава либо Харьков

Американский политолог, социолог и государственный деятель польского происхождения. Долгое время являлся одним из ведущих идеологов внешней политики США. Советник и член правления Центра стратегических и международных исследований при университете Джона Хопкинса. Автор книги «Великая шахматная доска: господство Америки и ее геостратегические императивы». Согласно официальной биографии, родился в Варшаве в дворянской семье польского дипломата. По другим данным, родился в польском консульстве Харькова на ул. Ольминского, где работали родители; записан ими был родившимся в Польше, а не в СССР. С 1938 года жил в Канаде, в 50-е годы стал гражданином США и сделал академическую карьеру: закончил Университет Макгилла со степенью магистра и Гарвардский университет со степенью доктора политологии (1953 г.) (диссертация была посвящена «формированию тоталитарной системы в СССР»), преподавал в Гарварде, в 1961 году перешёл в Колумбийский университет, возглавил там новый Институт по вопросам коммунизма (Institute on Communist Affairs).

В середине 60-х годов был назначен членом совета планирования государственного департамента. Первым предложил объяснять всё происходящее в социалистических странах с позиций концепции тоталитаризма. Автор глобальной стратегии антикоммунизма, теории технотронной эры и концепции американской гегемонии нового типа. В 60-х годах был на посту советника в администрациях Кеннеди и Джонсона, занимал жёсткую линию по отношению к Советскому Союзу. В конце срока Джонсона являлся советником по внешней политике вице-президента Хамфри и его президентской кампании. Последовательный критик политики Никсона — Киссинджера.

В 1977–1981 годах занимал должность советника по национальной безопасности в администрации Картера. Являлся активным сторонником секретной программы ЦРУ по вовлечению СССР в дорогостоящий и по возможности отвлекающий военный конфликт, о чём после начала Афганской войны написал президенту Картеру: «Теперь у нас есть шанс дать Советскому Союзу свою Вьетнамскую войну».

В период президентБжезинский считает США мировым гегемоном и отрицает возможность обретения подобной роли другими государствами в ближайшие 10–25 лет. Бжезинский относится к СССР/России как к поверженному противнику, наряду с Германией и Японией после их поражения во Второй мировой войне:

«К сожалению, у вас есть тенденция рассматривать любые критические замечания как враждебные. Вам следует избавиться от этого комплекса.»

«Фактически советская военная мощь и страх, который она внушала представителям Запада, в течение длительного времени скрывали существенную асимметрию между соперниками. Америка была гораздо богаче, гораздо дальше ушла в области развития технологий, была более гибкой и передовой в военной области и более созидательной и привлекательной в социальном отношении. Ограничения идеологического характера также подрывали созидательный потенциал Советского Союза, делая его систему все более косной, а его экономику все более расточительной и менее конкурентоспособной в научно-техническом плане. В ходе мирного соревнования чаша весов должна была склониться в пользу Америки».

«Подобно столь многим империям, существовавшим ранее, Советский Союз в конечном счете взорвался изнутри и раскололся на части, став жертвой не столько прямого военного поражения, сколько процесса дезинтеграции, ускоренного экономическими и социальными проблемами».

«Для Соединенных Штатов евразийская геостратегия включает целенаправленное руководство динамичными с геостратегической точки зрения государствами и осторожное обращение с государствами-катализаторами в геополитическом плане, соблюдая два равноценных интереса Америки: в ближайшей перспективе — сохранение своей исключительной глобальной власти, а в далекой перспективе — её трансформацию во все более институционализирующееся глобальное сотрудничество. Употребляя терминологию более жестоких времен древних империй, три великие обязанности имперской геостратегии заключаются в предотвращении сговора между вассалами и сохранении их зависимости от общей безопасности, сохранении покорности подчиненных и обеспечении их защиты и недопущении объединения варваров».

«Если Европа преуспеет как в процессе объединения, так и в процессе расширения и если Россия тем временем успешно справится с процессом демократической консолидации и социальной модернизации, то в опредёленный момент Россия также может стать подходящей кандидатурой для установления более органичных взаимоотношений с Европой. Однако вопрос об официальном членстве России как о практической реальности до определённого времени не будет подниматься, и это, помимо прочего, ещё одна причина для того, чтобы бессмысленно не захлопывать перед ней двери».

«Я не думаю, что Запад должен бояться Путина, хотя он, возможно, и не самый привлекательный человек. Он, по сути, русский автократ эпохи значительных перемен в позиции России на геополитической арене и в национальной самоидентификации. Запад должен чётко обозначать собственные интересы и твёрдо защищать их. Он должен выступать против каких бы то ни было попыток российской имперской реконструкции, и там, где возможно, должен сотрудничать с россиянами в вопросах обоюдного интереса».

Если русские будут настолько глупы, что попробуют восстановить свою империю, они нарвутся на такие конфликты, что Чечня и Афганистан покажутся им пикником.

О чём я должен сожалеть? Эта тайная операция [поддержка исламских фундаменталистов в Афганистане] была замечательной идеей. В результате русские попались в афганскую ловушку, а вы хотите, чтоб я об этом сожалел? Что важнее для мировой истории? Талибан или крах Советской империи?

«Советы разрушили Афганистан, и это стало почвой для „Талибана“ многие годы спустя».

«Россия может быть либо империей, либо демократией, но не тем и другим одновременно… Без Украины Россия перестает быть империей, с Украиной же, подкупленной, а затем и подчиненной, Россия автоматически превращается в империю». (о ситуации 1994 года)

После того, как президент Ичкерии Аслан Масхадов был убит российскими спецслужбами, Збигнев Бжезинский выступил с осуждением этого убийства.

Бжезинский до сих пор консультирует американских политиков по вопросам внешней политики. В России бытует мнение, что его взгляды всё ещё оказывают серьёзное влияние на внешнеполитический курс США.


Книги автора

Политика
Книги не входящие в серии

скачать бесплатно Великая шахматная доска - Збигнев Казимеж Бжезинский Великая шахматная доска (пер. О. Ю. Уральская)

Многочисленные переиздания книги Бжезинского, стойкого и последовательного противника СССР, показывают большой интерес широкой читающей аудитории к его теоретическим предсказаниям в...

 

скачать бесплатно Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы - Збигнев Казимеж Бжезинский Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы (пер. Ю. В. Фирсов)

Видный американский политолог, признанный специалист по геополитике дает глубокий анализ внешнеполитическом деятельности трех последних президентов США — Буша-старшего, Клинтона и...

 

Публицистика
Книги не входящие в серии

скачать бесплатно Новой «Холодной войны» можно избежать - Збигнев Казимеж Бжезинский Новой «Холодной войны» можно избежать

Статья З. Бзежинского, опубликованная в журнале «Тайм» 7 июня 2007 г.

 

 
LEEET.net