LEEET.net

НОВОЕ НА САЙТЕ

Обзор устро­йства для чте­ния книг iRiver Story: Белая ладья

Обзор устро­йства для чте­ния книг PocketBook 360°

Обзор устро­йства для чте­ния книг Sony Re­ader PRS-600

Добавлен еще обзор устро­йства для чте­ния книг Amazon Kindle 2

Описание тех­но­ло­гии Bluetooth

История компании Canon

Обзор устро­йства для чте­ния книг Amazon Kindle 2

История компании Ama­zon

ABC Amber LIT – кон­вер­тер файлов LIT фор­мата

ShortBook – про­грам­ма для чте­ния книг iPhone

DjVu Do­cu­ment Exp­ress Edi­tor Pro – про­грам­ма для соз­да­ния и про­смо­тра DjVu-до­ку­мен­тов

Немного инфо­рма­ции о се­нсо­рных экра­нах

Fb2Fix & FF Shell – кор­рек­тор fb2-книг с Либ­русе­ка

Русификация устро­йства для чте­ния книг Sony Re­ader PRS-700

STDU Converter – про­грам­ма для кон­вер­тации файлов в фор­мате DjVu или TIFF в PDF

CHM Decoder – про­грам­ма для кон­вер­тации файлов в фор­мате CHM

Macintosh Book Re­a­der – про­грам­ма для чте­ния книг (Win­dows, Linux, Ma­cin­tosh)

µBook Reader – про­грам­ма для чте­ния книг (Windows)

История корпорации Sony

iPhone TextReader – про­грам­ма для чте­ния книг iPhone

Программа Fiction­Book Editor 2.0 – для созда­ния и редак­тирова­ния Fb2 фай­лов

Обзоры и описание устро­йства для чте­ния книг Sony Reader PRS-700

Обзоры и описание устро­йства для чте­ния книг PocketBook 301

Купить PocketBook 301 Plus

Inscenic Smart DjVu – про­грам­ма для чте­ния файлов DjVu (КПК)

Foxit Reader – про­грам­ма чте­ния файлов PDF (Windows)

Программа Yo – пред­назна­че­на для ёфи­ка­ции рус­ских текст­ов (Win­dows)

Программа для чте­ния книг PocketDjVu (Win­dows Mo­bi­le)

Brava Reader – про­грам­ма для чте­ния файлов PDF (Win­dows)

ведение бухучета Ростов

Процесс над The Pirate Bay

Немного идеологии

Изначально авторское право было придумано для того, чтобы защищать права автора перед издателями. Однако в последнее время, особенно последние пару десятилетий, расклады несколько изменились и авторское право теперь отстаивает интересы не столько авторов, а именно издателей.

Подобно тому, как угроза терроризма используется для ограничения свободы слова в тех же штатах, а детская порнография – для закручивания гаек и введения цензуры в интернете, точно так же медиамагнаты под флагом отстаивания интересов авторов борятся с файлообменными сетями. Дескать, авторам нечего есть, скромно утаивая информацию о том, какой процент денег попадает в конечном итоге автору. Хорошую статью (вот здесь перевод на русский) об этом когда-то написал музыкальный продюсер Стив Альбини, работавший, в частности, с Nirvana.

Конечно, терроризм – это жутко, а педофилам я бы вообще отрывал яйца. Но вот такие «чучела-страшилища» – очень удобный рычаг воздействия. Вы же не хотите террористов? Тогда давайте прослушивать телефонные разговоры. Поддерживаете борьбу с педофилами? Давайте тогда смотреть, кто что качает. В случае The Pirate Bay правообладатели подсовывают ту же дуалистичную модель – либо покупать компакты, как и прежде, либо скатиться в хаос тотального отрицания авторских прав. А проблема гораздо глубже хотя бы потому, что до интернета само законодательство копирайта было привязано в физическому носителю (книга, диск, холст), а теперь между понятиями «оригинал» и «копия» вообще нет никакой разницы.

Действующие в интересах медиакорпораций организации типа MPAA, RIAA и международной IFPI проталкивают выгодные себе законы на самом высоком уровне. Адекватно противостоять этому нельзя – у нас просто нет сил такой же весовой категории. Разве что на уровне блокирования законопроектов, но это скорее из области фантастики – все ведь знают, что у нас в политику идут вовсе не затем, чтобы сеять разумное, доброе и вечное.

Файлообменные сети и торрент-трекеры – это попытка сбалансировать ситуацию. Понятное дело, деятельность thepiratebay.org преступна по законам США и спорна по законам Швеции. Но это позволяет держать баланс и адекватно реагировать на откровенную законодательную тупость (слышали, кстати, что в России теперь «просмотр в личных целях» будет означать «лишь в кругу семьи»? Если покажете фильм своей девушке – будет повод привлечь вас к ответственности).

Для нормально выхода из сложившейся ситуации нужно искать компромисс. Пока есть экстремисты с одной стороны (корпорации), они обязательно будут и с другой (thepiratebay.org). А всех не переловишь.

Ставка на технологии

The Pirate Bay сделали очень правильно, ещё до начала процесса задействовав современные технологии. Анонсировав «суд-спектакль», они задействовали своих пассивных поклонников, превратив их в гражданских активистов, которые оперативно распространяли всю информацию о процессе, выкладывали в сеть видео, в реальном времени стенографировали по аудио происходящее и переводили на пятнадцать языков.

Первыми, кстати, ставку на современные технологии сделали в 1994-м году мексиканские повстанцы-сапатисты. Не согласившись с политикой мексиканского правительства по отношению к коренному населению страны, сапатисты во главе с субкоманданте Маркосом взяли власть в родном штате Чиапас в свои руки и практически сразу привлекли к себе внимание всего мира, задействовав современные технологии (кстати, мексиканские власти до сих пор не смогли сломить их). Информационная война была выиграна, а обвешанный рациями Маркос в маске и с неразлучной трубкой во рту стал почти таким же узнаваемым образом, как и Че Гевара в своём берете.


Субкоманданте Маркос,
бессменный лидер сапатистов

Кстати, незадолго до процесса The Pirate Bay подготовили манифест для СМИ. Он заслуживает того, чтобы полностью привести его здесь, уже в переводе на русский язык. Потому что это не просто дежурный программный текст, а фактически манифест интернет-культуры, сопоставимый с известным «Манифестом пути» десятилетней давности.

Начавшийся 16 февраля в Стокгольме суд над The Pirate Bay – одно из важнейших событий нашего времени. Наши противники хотят закрыть интернет и сделать из него автомат с газировкой, продающий развлечения. Во время суда прокурор и представители устаревшей бизнес-модели устроят грязный спектакль, рассказывая в суде басни, что The Pirate Bay – это угроза обществу.

Этот процесс отличается от подобных тем, что всё происходящее на нём, а также вокруг него будет расходиться по разнообразным каналам коммуникации; будет обсуждаться, переосмысливаться, копироваться и критиковаться. Каждая трещинка в их обвинениях будет выставлена на обозрение многих тысяч интернет-пользователей во всех каналах, связанных с процессом. Старые клише антипиратского лобби не работают. Вы не сможете заявить что-то вроде «нельзя конкурировать с бесплатным» или «файлообмен – воровство», без того, чтобы тысячи людей не высмеяли вас.

Мы создадим много сцен, где будут проходить разные представления. В местных каналах вроде spectrial.bloggy.se обсуждается непосредственное окружение судебного процесса. «В каких кафе поблизости есть интернет?» «Как провести электричество к автобусу?». А в интернациональных каналах вроде Twitter уже сейчас вся информация переводится 15 языков обычными интернет-пользователями.

Добровольцы создают специальные гиды по судебному процессу для иностранных гостей, водят автобус или настраивают аудиотрансляции. Люди прилетают из других стран, чтобы освещать судебный процесс и снимать видеорепортажи Швеции, которую они видят.

Все участники – потенциальные актеры судебного спектакля (Spectrial). Наши каналы – это сплав репортажей и обсуждений.

Наша активность ни в коем случае не направлена на объективное освещение событий. Скорее суд – это центр, вокруг которого сформирована полностью новая сеть действующих лиц. Это не противостояние старых СМИ и цифровых, социальных медиа. Наши социальные медиа включают фанзин и 32-летний автобус, физически соединяющий нас с остальными.

Наша активность – не вопрос протоколов или технологий. Речь идёт о создании новой формы сообщества, где каждый может найти свою роль, создать новые сцены и поставить собственные спектакли.

Будущее создаётся нами. Нами, участвующими в диалоге. Будущее создаётся нами, изучающими, как связаны информация и способность самовыражения. Отказываться от диалога, при этом надеясь и дальше собирать деньги с потребителей – тупиковый путь. Пытаться запретить подобный тип диалога – просто позорно.

Освещение процесса не уникально в этом. Вокруг всё больше примеров подобных диалогов, а также исследования новых уровней культуры и экономики. Началось гигантское коллективное исследование. Каждый маршрут отличается от остальных, но всех их объединяет одно: интересы индустрии, которые представляет государство, никогда не представлены в этих диалогах. Поэтому они не будут частью создающегося будущего.

Cобытия недели


Слева направо. Вверху: Карл Люндстрём и Готтфрид Свартхольм.
Внизу: Фредрик Нейдж и его адвокат Йонас Нильссон, Питер Сунде
и его адвокат Питер Алсин. Иллюстрация Lotta Jarlsdotter

Повторяться и подробно рассказывать о том, что было на этой неделе, я уже не буду. Вот очень кратко о каждом из трёх дней:

Вторник, 24 февраля
СОМНИТЕЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

«Они уже лохонулись один раз, пытаясь закрыть сайт. Позволим же им пролошить снова».

Готтфрид Свартхольм (anakata) в интервью для BBC

Процесс над thepiratebay.org продолжился на этой неделе во вторник (в понедельник все отдыхали и набирались сил). Обвинение пригласило двух свидетелей, юриста из IFPI и полицейского из Антипиратского бюро, которые в красках рассказывали о своих достижениях в загрузке копирайтнутого контента (в целях следственного эксперимента, конечно же, а как иначе?). Когда им стали задавать вопросы, выянилось, что они не только ничего не понимают в принципах работы трекера, не могут доказать, что загружали файлы именно через трекер The Pirate Bay и не догадывались над тем, что все эти копирайтнутые материалы уже бродили по сети задолго до попадания на thepiratebay.org, но и вообще не задумывались, что можно связаться с конкретными пользователями, загрузившими этот контент, и потребовать их убрать его. Хотя на трекере предусмотрена даже не одна возможность это сделать. Потому что целью обоих свидетелей было отнюдь не снятие ссылок на контрафактный контент, а сознательное обвинение трекера во всех смертных грехах.


Готтфрид Свартхольм и Питер Сунде, фото Bertil Ericson / David Magnusson

По словам Моники Вэдстед в интервью службе BBC, «Это не политический процесс, это не процесс по закрытию публичной библиотеки, и это не процесс, направленный на запрет всей технологии файлшеринга». Вот мне интересно, а что же, чёрт побери, это тогда? Это как раз вполне обычная тактика организаций вроде IFPI, RIAA и т.д. – показательная расправа с целью запугать остальных. Хоть сама Моника Вэдстед говорит, что это всего лишь суд над четырьмя нарушителями, которые зарабатывают бешеные деньги на чужих авторских правах. При этом обвинители уже вторую неделю не могут предоставить внятные доказательства этих бешеных денег, а Питер Санде из thepiratebay.org пишет в своём твиттер-блоге, что «если бы у меня были все те деньги, о которых они говорят, то меня, наверное, кто-то ограбил».

Сегодняшний день был посвящён допросу свидетелей, которых было два:

  1. Магнус Мартенссон (Magnus Martensson) – юрист из IFPI, уже 15 лет занимающийся отслеживанием нарушений авторских прав;
  2. Андерс Нильссон (Anders Nilsson) – полицейский из Антипиратского бюро.

Заседание началось в 14:00 по киевскому времени (15:00 по московскому) с заявления прокуроров, что обещанное свидетельство Джима Кейзера (Jim Keyzer), следователя по делу The Pirate Bay, который впоследствии оказался подкупленным компанией Warner, не состоится. На вопрос следствия, по какой причине оно было отменено, представители обвинения ответили, что не могут с ним связаться. Они отправили ему e-mail-сообщение и ждут, что он объявится. По предварительным данным он должен появиться в суде завтра.

Первым задавали вопросы Магнусу Мартенссону, свидетелю обвинения и сотруднику IFPI с 15-летним стажем, который cпециально качал музыку с трекера thepiratebay.org. Довольно скоро стало ясно, что он располагает лишь скриншотами, которые предъявляет как доказательства обвинения. На просьбу предоставить более информативные логи был получен ответ, что они сейчас в полиции и предоставить их он не может.

Тем временем Готтфрид Свартхольм – настоящая звезда spectrial'a. Чувак рвёт в клочья не только обвинение, но и их свидетелей, вступая в дискуссии и задавая вопросы не хуже самих адвокатов. Когда он подключился к допросу, вто что из этого вышло:

Готтфрид: Перед тем, как сделать скриншот, вы выключили функции DHT или Peer Exchange [они позволяют качать файлы напрямую у других пользователей, минуя трекер – комментарий pazzive]?

Мартенссон: DHT был точно включён. Я хотел быть как обычный юзер.

Готтфрид: Другими словами, вы не можете проверить, использовался ли трекер?

Мартенссон: Я видел адрес трекера на экране. Из чего я заключил, что он использовался в какой-то форме.

Готтфрид: Но так как DHT у вас был включен, вы не можете утверждать, использовался ли трекер The Pirate Bay или нет?

Мартенссон: Нет.

Ка пример Мартенссон привёл альбом Робби Уильямса, выложенный на трекере 13 февраля [кстати, каким-то российским пользователем :)]. После чего защита спросила, в курсе ли Мартенссон, что сам альбом можно было скачать и раньше? Другими словами, thepiratebay.org не являлся началом распространения контрафактной продукции.

Вкратце – защита показала, что:

  • для скачивания торрентов необходимо установить программу-клиент, которых нет на thepiratebay.org;
  • выложенные на трекере альбомы можно было найти в сети и раньше;
  • свидетель не в курсе, загружались ли файлы с использованием трекера thepiratebay.org.

Следом за Мартенссоном стали задавать вопросы Андерсу Нильссону, который стал рассказывать, как он скачал несколько контрафактных игр и фильмов, заявив при этом, что большинство торрентов на трекере нарушают копирайт. Когда защита попросила его предоставить доказательства этим словам, выяснилось, что никакого доказательства нет, а сам Андерс пошёл на попятную, отметив, что это лишь его впечатление. Опять-таки, как и в случае с Мартенссоном, он не смог доказать, что в процессе скачивания файлов был задействован трекер thepiratebay.org.

Вот ещё один диалог, показывающий компетентность представителей обвинения. Разговор свидетеля обвинения Андерса Нильссона и одного из адвокатов Карла Люндстрема:

- Ваша организация пыталась связаться с тем, кто загрузил файл, и попросить его снять ссылку?

- Нет.

- Почему нет?

- Не знаю, мне кажется, что там нельзя связаться с пользователем, загрузившим файл.

- На сайте можно как комментировать торрент, так и отправлять личные сообщения пользователю.

- Да, но для это же нужно регистрироваться на трекере... Мы этого не делали.

Под конец Готтфрид припечатал Нильссона, попросив подтвердить, что тот работал в интересах кинокомпаний и компаний-производителей игр, которые проинструктировали его, какие файлы изучать и на какие их продукты следует обратить внимание при расследовании. Это было сделано специально для того, чтобы убедить суд в заангажированности свидетеля. Нильссон подтвердил, что список фильмов для загрузки ему предоставили IFPI.

Сразу после этого, через два часа после начала допроса свидетелей, суд решил сделать перерыв до завтра. Начнут с самого утра, так что день обещает быть интересным.

Среда, 25 февраля
СЛОВО МЕДИАМАГНАТАМ

«Мы докажем, что The Pirate Bay – это бизнес по зарабатыванию денег, а не бесплатное распространение культуры, как они о себе говорят».

Джон Кэннеди, генеральный директор IFPI

В среду представители медиамагнатов во главе с Джоном Кэннеди, генеральным директором Международной федерации фонографической индустрии (IFPI) рассказывали, как всё плохо, как файлообменные сети отбиваются на их доходах и что thepiratebay.org нужно закрыть как флагман этого пиратского движения. Когда свидетелям стали завадать вопросы, выяснилось, что ни сам Джон Кэннеди, ни кто-либо из его коллег не имеет даже приблизительного понятия, как работает трекер, а следовательно, не могут говорить ни о вине его создателей, ни о том, какие суммы они теряют из-за его существования.


Питер Сунде (thepiratebay.org) и Питер Сандин (гендиректор Universal music).
По этому фото даже не скажешь, как сильно ни не любят друг друга. Фото Oscar Swartz

Итак, сегодня свидетелей было гораздо больше:

  1. Тобиас Андерссон (Tobias Andersson), шведская организация «Пиратское Бюро»;
  2. Джон Кэннеди (John Kennedy), генеральный директор Международной федерации фонографической индустрии (IFPI);
  3. Бертил Санндгрен (Bertil Sandgren), один из директоров «Шведского института кинематографии» (Svenska Filminstitutet);
  4. Людвиг Вернер (Ludwig Werner) из шведского представительства IFPI;
  5. Пер Сундин (Per Sundin), генеральный директор Universal Music.

С Тобиасом Андерссоном говорили минут 15 – он лишь подтвердил, что именно он написал речь для Фредрика Нейджа (TiAMO), которую тот зачитал вскоре после рейда в 2006-м году, когда полиция вынесла сервера thepiratebay.org. Я не знаком с тонкостями, но вроде в этой речи было что-то такое, за что могли зацепиться представители обвинения, будь она написала самим Фредриком.

Вторым допрашивали Джона Кэннеди, генерального директора IFPI. Он единственный из всех опрошенных за сегодня говорил на английском, поэтому я понял достаточно много. Кэннеди много рассказывал о том, что за последнее время интерес к музыке повысился, поэтому продажи тоже должны были повыситься. На примере альбомов группы Coldplay рассказал, что вместо этого уровень продаж заметно упал, а виной этому файлшеринг. Сравнивал thapiratebay.org с Гуглом – мол, гугл даёт весь массив информации, а трекер – только ссылки на контрафактную информацию.


Питер Сунде и Готтфрид Свартхольм обсуждают ход процесса, фото tpbtrialimages

Однако ситуация несколько поменялась, когда Джону стали завадать вопросы представители защиты. Вот пара фрагментов, которые я успел записать (могу ошибаться, но вроде в первом примере снова вопросы задаёт Готтфрид):

- Очевидно вы должны знать механизм торрента?

- Я знаю его очень приблизительно, я не эксперт в этом.

- Нужно ли вам использовать специальную программу, когда вы загружаете торрент?

- Эээ... я точно не знаю эти программерские штуки.

- Вы говорили о программе mTorrent

- ээ... вы можете говорить со мной как с пользователем и как с юристом, но не как с программистом.

***

- Знаете ли вы, что владельцы компакт-дисков сами сгоняют их в mp3 на домашних компах, а уже потом выкладывают на трекеры при помощи специальных программ?

- Не знаю точно, как это делать, но подозреваю, что есть много разных способов. Моя жена, к примеру, не подпускает меня к автомобилю, потому что я не знаю, как автомобиль работает.

- Пользователи сами создают торренты и загружают их. Не пытались ли вы предпринимать санкции против конкретных пользователей?

- У наших подразделений по всему миру разные тактики..

- Но почему вы не ищете конкретных пользователей?

- Я не могу ответить на этот вопрос, потому как не знаю, что за пользователи в этом деле.

- Ущерб ведь наносится юзерами, не правда ли?

- Я не знаю, как работеет торрент, но...

- отвечайте на вопрос.

- Я бы рад ответить, но я не знаю, как работает thepiratebay.org. Но если человек сам делает mp3, трекер всё равно должен что-то делать, чтобы предотвратить передачу.

***

- Но если вы не знаете, как работает трекер, как вы можете требовать, чтобы thepiratebay.org платил компенсацию?

- Потому что я знаю, что распространение музыки происходит по вине thepiratebay.org

- Пытались ли вы предъявить обвинения конкретным пользователям?

- На этот вопрос нельзя ответить, потому что я не знаю людей, которые распространяют контрафактную продукцию.

***

Ну и так далее. Ситуация повторялась раз за разом – каждый новый свидетель рассказывал, как им мешает трекер, как он гадко влияет на продажи, а когда их спрашивали, уверены ли они, что это именно thepiratebay.org так влияет на продажи, начинали путаться и нести ерунду.

Кстати, Бертил Санндгрен во время присяги так нервничал, что случайно скрестил пальцы. Питер Сунде посмеялся с этого, а затем через некоторое время написал в твиттере, что «я думаю, что свидетелю таки нужно было скрестить пальцы», намекая, что сейчас тот говорит неправду.

Я не буду рассказывать, как говорили с каждым следующим свидетелем. уж больно однообразно это было. Вместо этого расскажу, что по словам Джона Кэннеди (эх, имя-то какое!), Международная федерация фонографической индустрии (IFPI) занимается «улучшением» законов о копирайте посредством лоббирования соответствующих законопроектов во всём мире, а также разнообразной борьбой с пиратством, как они это называют. Вот, кстати, неужели лоббирование законно? Меня, блин, всегда бесило, когда кто-то лоббировал принятие какого-либо законопроекта, или же вообще когда у нас в парламенте депутаты образуют «большинство» и вот этим кодлом принимают необходимые законопроекты, наплевав на остальных. Разве это конституционно?

Да, и что касается медиамагнатов. В последнее время это, видимо, новомодный тренд – лоббировать законы об ужесточении копирайта, чтобы гарантировать себе стабильные прибыли. Вообще это галимая тенденция, когда корпорации начинают влиять на правительства, особенно правительства других стран, с целью принятия выгодных им законов. В Швеции, кстати, thepiratebay.org существуют абсолютно законно, однако обвинение полагает, что они нарушают принятый в США в 1998 году Digital Millenium Copyright Act (DMCA) – невероятно драконовский закон, направленный на сохранение и укрепление позиций копирайт-оунеров. Именно поэтому в Швеции так активно протестуют против процесса над thepiratebay.org, справедливо полагая, что США лезет со своими законами в другую страну.

Кстати, эксперты из Electronic Frontier Foundation (крутые перцы, но о них как-нибудь в другой раз) полагают, что если The Pirate Bay выиграют этот процесс, на Швецию усилится давление со стороны штатов, которые будут вынуждать её принять более жёсткие законы об авторских правах.

Четверг, 26 февраля
НАУЧНЫЙ ВЗГЛЯД

«В Швеции есть налог с продажи каждой болванки и iPod-а, чтобы компенсировать потери медиамагнатов. В чём проблема? Им уже заплатили!"

Роджер Уоллис, профессор

В четверг суд слушал свидетелей защиты, которых хоть и было всего двое, но которые, как оказалось, отлично разбираются и в вопросах авторского права, и во всяких тонкостях битторрент-технологий. Одному из них, профессору Королевского технологического института Роджеру Уоллису, досталось от взбеленившихся представителей обвинения, которые пришли в ярость после озвучивания ним совсем других результатов исследования по файлообменным сетям и жёсткой критики медиакорпораций. В качестве компенсации он попросил прислать букет цветов своей жене Йорель, с которой на следующий день после заседания они отмечали 39-ю годовщину свадьбы. Благодаря флешмобоподобной акции «flowerstorm» за следующие 24 часа Роджер и Йорель получили букетов на более чем 5 тыс. евро от множества поклонников thepiratebay.org.


Роджер Уоллис, герой сегодняшнего дня. Фото Scanpix

Цветы для жены героя! Сегодня был замечательный день, и не последнюю роль в этом сыграл профессор Роджер Уоллис, приглашённый на процес свидетелем со стороны защиты. Подробнее обо всём этом, а также о том, почему его жене полагаются цветы – в этом мини-дайджесте за четверг.

По сравнению со вчерашним днём, когда директора медиакорпораций рассказывали, как всё плохо и как файшеринг убивает всё остальное (и я, честно говоря, стал уже волноваться) этот день был чудесным и закончился очень добрым поступком, о котором позже.

Изначально планировали послушать четырёх свидетелей защиты. Однако сами расспросы так растянулись, а свидетели были настолько в теме, что дискуссии растянулись и к концу дня суд успел допросить лишь двух:

  1. Кристофер Шоллин (Kristoffer Schollin) – доктор философии Университета Гётеборга
  2. Роджер Уоллис (Roger Wallis) – профессор Королевского технологического института

Защита подобрала действительно очень толковых свидетелей, которые разбираются как в технологиях, так и в современной культуре. Предложенный ими взвешенный взгляд на файлшеринг, торренты и пиринговые сети вообще отличался как он тезисов медиакорпораций, которые руководствуются лишь сохранением прибыли, так и от тезисов всеотрицающих нигилистов.

С первым свидетелем, Кристофером Шоллином из Университета Гётеборга, связались по телефону. Исследователь законов об авторском праве в контексте новых технологий, Кристофер хорошо разбирается как в юридических вопросах, так и в вопросах о современных технологиях.


Кристофер Шоллин,
фото с сайта университета

Удивительно, но к концу второй недели процесса над битторрент-трекером это был первый человек, не учитывая самих обвиняемых, который, что называется, «в теме». Он чётко и подробно рассказал, что такое технология битторрент, как работает трекер, что контент формируют именно пользователи; что можно скачать торрент-файл, но если не будет сидов (источников), сам файл скачать не получится; что в одной из последних версий программы Azureus можно сразу же искать и загружать торренты без посещения thepiratebay.org. Кристофер считает, что специализированные поисковики торрентов вообще вскоре исчезнут, так как обычные поисковики типа Гугла ищут торренты гораздо лучше.

Обвинение пыталось было обвинить его в некомпетентности, но оказалось недостаточно компетентно для этого. Питэр Дэновски, один из прокуроров, спросил Кристофера, слушал ли тот ранее трансляции из зала суда, но тот ответил, что нет, у него не было на это времени.

Кристофер так занимательно рассказывал о развитии файлшеринга, что когда судья предложил сделать перерыв, его никто больше не поддержал – все хотели продолжения. За почти два часа телефонного общения он пояснил, что битторрент – обычная технология в плане передачи файлов, ей пользуются такие крупные корпорации, как Intel и Blizzard. Что сама технология или программы-клиенты не незаконны, а торрент-файлы загружаются пользователями и могут быть загружены сразу на множество трекеров, совсем не обязательно на thepiratebay.org.

Показательно, что обвинение до сих пор не понимало принципов работы трекера, хотя процесс над thepiratebay.org готовился уже почти три года, с момента полицейского штурма в мае 2006-го. Дэновски, в частности, спросил Кристофера Шоллина, является ли трекер хостингом? На что тот ответил, что нет, на thepiratebay.org хранятся лишь маленькие торрент-файлы с описанием и ссылками на материалы, а сами материалы там не хранятся.

На каверзные вопросы типа «и чем же это вас привлек thepiratebay.org» свидетель ответил, что заинтересовался благодаря идеологии ребят – «информация должна быть свободной». По его словам, студенты часто обсуждали этот тезис на занятиях.

Настроение у всех, кто слушал онлайн-трансляцию из зала суда, и так было приподнятое, а следующий свидетель, профессор Королевского технологического института Роджер Уоллис, просто влюбил их в себя. На твиттере ребята восторженно писали, что готовы выйти за него замуж, причём многие желающие были мужчинами :) А я даже накачал его работы (лежат здесь), чтобы почитать больше о его исследованиях.

Шестидесятисемилетний профессор занимается различными исследованиями новых технологий последние 40 лет. Один из основателей рекординговой компании, композитор, автор кучи исследований, нескольких книг и даже одной песни для Евровидения (вот она). Член правительственного совета по информационным технологиям. Короче, уникальный человек, который как нельзя лучше подошёл на роль свидетеля защиты.


Роджер Уоллис демонстрирует свой диплом профессора мультимедиа,
фото Oscar Swartz

Роджер сходу заявил, что по его исследованиям существует чёткая связь между файлообменом и ростом посещений концертов и сослался на исследование трёхлетней давности, согласно которому большинство людей, скачивающих файлы, покупают больше остальных.

На вопрос, почему его данные отличаются от выступавшего вчера главы IFPI Джона Кэннеди Роджер ответил, что исследования приводят к разным результатам в зависимости от того, какие группы людей исследуются. По его словам, феномен файлшеринга привёл к тому, что деньги стани попадать к музыкантам минуя цепочку продюсеров и звукозаписывающие компании, что, понятное дело, крайне невыгодно последним. Что его как исследователя прежде всего интересует правда, и что между нуждами общества и владельцев копирайта должен быть баланс.

Роджер Уоллис заявил, что некорректно говорить о том, что снижение продаж вызвано файлокачанием, потому что есть много других факторов, объясняющих снижение продаж музыки. Один из них – то, что компакт-диск уже не является единственным носителем музыки, многие теперь пользуются mp3-плейерами. Добавив при этом, что не встречал исследований, в которых говорилось бы, что запрет файлообмена приведет к росту продаж CD.

К сожалению, обвинение стало вести себя с Роджером Уоллисом по-скотски. Дэновски поставил под сомнение степень профессора Роджера, чем расстроил того. Постоянно задавал личные вопросы вроде «а напомните-ка, в каком году вы получили степень?», пытался обвинить его в политической заангажированности. Дошло до того, что Роджер Уоллис спросил в ответ «у вас что, других вопросов нет?», а суд объявил десятиминутный перерыв.


Йорель и Роджер Воллисы c множеством подаренных букетов. Фото Tomas Oneborg

После этого тактику Питера Дэновски переняли и другие представители обвинения – Моника Вэйдстед и Хенрик Понтен из антипиратского бюро. Последний, видимо, настолько некорректно себя вёл, что Роджеру Уоллису прямо во время допроса посоветовали подать на того в суд.

Когда наконец допрос Уоллиса закончили, судья поинтересовался, хочет ли тот какую-либо компенсацию за визит в суд. «Отправьте цветы моей жене», – ответил Роджер.

И вот тут началось :) Почти сразу же на фейсбуке создали специальную группу желающих отправить цветы жене Роджера, на скорую руку сделали страничку – и понеслось! По состоянию на сегодняшний вечер жена Йорель Уоллис получила букетов на 3800 евро. «Кто сказал, что любилели файлшеринга не платят?» – смеются пользователи, назвав эту акцию flowerstorm – «цветочная буря». А совсем недавно Роджер Уоллис сказал, что у них в доме закончились вазы и если кто-то будет ещё посылать цветы, пусть лучше шлёт вазы :)

Понедельник, 2 марта
КАЗНИТЬ, НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

Сегодня в суде заслушивали финальную речь обвинения. Четыре представителя этой стороны – прокурор Хакан Росвэлл, Питер Дэновски, Хенрик Понтен и Моника Вэдстед – суммировали все выдвинутые против The Pirate Bay обвинения и доказательства их вины. Так что под катом – концентрация всего плохого о The Pirate Bay.


Начало очередного дня слушаний.
Слева Питер Сунде, чуть дальше от него, рядом с оператором, его адвокат Питер Алсин;
справа под стенкой стоят обвинители Хенрик Понтен и Моника Вэдстед;
перед ними в дверь заходит адвокат Карла Люндстрёма Пер Самуэльссон (тот самый, который говорил о Кинг-Конге).
Фото Oscar Swartz

Хакан Росвэлл
(Hakan Roswall)

представляет государство Швецию
прокурор по делу The Pirate Bay


Хакан Росвэлл, фото Cornelia Nordstrom / SCANPIX

Росвэлл начал издалека, рассказывая о недавних преступлениях в Швеции, совершённых посредством интернета. По его словам, так как данное преступление было совершено в Швеции и нарушены шведские законы, суд происходит в Швеции. Кроме этого, территориально железо, на котором находится трекер, также находится в Швеции, а иностранные пользователи, загружавшие файлы с thepiratebay.org, нарушали шведские законы (друзья, обратите внимание!).

Похоже, он так и не понял, что на торренте выкладываются ссылки на файлы, а не сами файлы, заявив вместо этого, что важен эффект от преступления, а не технология, при помощи которой его осуществили. Хакан Росвэлл обвиняет всех четырёх подсудимых в пособничестве публикации копирайтнутого материала, так как «держать пальто обвиняемого – это тоже пособничество а преступлении».

Он заявил, что трекеры в общем и thepiratebay.org в частности очень облегчают задачу рапространения ссылок на контрафактную информацию. Ссылаясь на дело 1996-го года, когда сторона, предоставлявшая сервис, была также признана в пособничестве, Росвэлл потребовал признать подсудимых виновными. Законы электронной коммерции по его словам не применимы в этом случае, так как трекер не является обычным провайдером сервиса.

По его данным, с The Pirate Bay было зафиксировано свыше 430 000 закачек копирайтнутых данных. Это число торрент-файлов, которые были доступны на thepiratebay.org на момент изъятия серверов в 2006-м году. Питер Сунде ехидно написал на своей твиттер-страничке, что всю речь прокурора можно свести к фразе «интернет нужно закрыть».

По словам прокурора, Питер Сунде был не только пресс-секретарём The Pirate Bay, а фактически управляющим директором, ответственным за все активности, а остальные трое подсудимых и вовсе были вовлечены в поддержание работоспособности и развитие ресурса. Что сам ресурс был флагманом для остальных пиратов, призывающим нарушать копирайт. Что лишь за последнее время трекер заработал не менее миллиона шведских крон.

Сам Питер Сунде тихо офигевал от таких данных, сравнивая процесс с жёлтой прессой, откуда читаешь о себе невероятные басни. Вот перевод его записей на твиттер-странице:

Ох, я оказывается босс всего, что я знаю. Суд продолжает информировать меня обо мне!

Ты не только босс, ты очевидно ещё и охрененно богат [в оригинале – rich as fuck]. Где деньги? ГДЕ ДЕНЬГИ?!

Купите мне машину Aston-Martin!

Не могу поверить, что прокурор действительно верит в то, что говорит!

Не отставали от него и другие пользователи:

Математика прокурора – это умножить гипотетическое число на кучу других гипотетических чисел и получить реально большое число.

Таким образом если вы владелец земли, на которой кого-то застрелят, давайте будем судить владельца земли. Давайте судить шведское правительство за все преступления!

По словам прокурора, с момента штурма полиция уже не могла связаться с пользователями, которые загружали контент, из-за вступившего в силу закона. Он требует осудить всех четверых, дав каждому по году тюремного заключения. Также прокурор выступает за конфискацию серверов трекера, понимая при этом, что thepiratebay.org легко может «всплыть» на другом железе, как это было спустя всего три дня после штурма в 2006-м году.

Питер Дэновски
(Peter Danowsky)

представляет Международную федерацию фонографической индустрии (IFPI)
60 лет
юрист, основатель и один из собственников юридической компании Danowsky & Partners


Следующим после перерыва выступал Питер Дэновски, который сразу же заявил, что суд не о битторренте, а о судье Швеции и том, какое законодательство об авторском праве она будет иметь. Он сравнил трекер с легальными онлайн-магазинами, отметив два отличия: The Pirate Bay не платит авторские отчисления и зарабатывает на рекламе (вот не пойму, что они к этой рекламе прицепились?). Говорит, что насчитал там 64 баннерные площадки, хотя Питер Сунде написал в ответ в блоге, что их там всего две или четыре.

Питер Дэновски в очередной раз заявил, что трекеры снижают заработок артистов, поставив под сомнение исследования свидетеля защиты Роджера Уоллиса. Потом привёл в пример дело о закрытии финского торрента finreactor.com, на что Питер Сунде, выходец из норвежско-финской семьи, написал, что они врут, потому что не читали дело, так как оно на финском языке. Дэновски тем временем всё приводил в пример похожие дела в Исландии и Дании [где упомянутое дело, кстати, оспаривается в высшем суде], создав противоречия с высказанным ранее прорурорским тезисом, что «этот суд – о Шведских законах».

Ясно как божий день, что главная цель как минимум Питера Дэновски как представителя IFPI – не столько выиграть процесс, сколько инициировать изменение законов о копирайте в Швеции. Под конец он заявил, что вся идеология трекера сводится к одной короткой фразе – «не уважать копирайт», и суд ушёл на перерыв.

Джон Хенрик Густав Понтен
(John Henrik Gustav Ponten)

представляет «Шведское анти-пиратское бюро»
44 года
юрист и пресс-секретарь «Шведского анти-пиратского бюро» (Svenska antipiratbyran) – организации, созданной для лоббирования интересов шведских компаний, работающих в сфере кино и игровой индустрии. Основная сфера деятельности – продвижение законов и постановлений о защите авторского права, борьба с нарушениями авторского права. Хенрик – тот самый, на которого советовали подать в суд одному из свидетелей, Роджеру Уоллису, за хамский стиль допроса.


Хенрик Понтен, фото Fredrik Sandberg / Scanpix

Хенрик Понтен первым делом упомянул какой-то старый процесс, где пиратов осудили и посадили за поддельные компакт-диски. Точно так же упоминал интересы авторов, хотя фактически, как и Питер Дэновски, он представляет не их, а владельцев авторских прав. Тоже пытался дискредитировать Роджера Уоллиса, результаты исследований которого сильно отличаются от исследований, представленных Хенриком.

Однако в отличие от уже выступивших коллег Хенрик потребовал от подсудимых компенсировать не только недополученную прибыль медиамагнатов, но и оплатить моральный ущерб, связанный с потерей престижа и подпорченной репутацией владельцев авторских прав. Пользователи твиттера, кстати, шутят, что сама индустрия подпортила себе репутацию намного больше всяких трекеров.

В конце выступления он заявил, что все деньги трекер может собрать со своих пользователей. «На трекере легко связаться с пользователями, оставив запись в поле для комментария» – повторил он фразу, сказанную ему ранее Готтфридом Свартхольмом. Видимо, задело тогда дядьку :)

Моника Вэдстед
(Monique Wadsted)

представляет киноиндустрию США
50 лет
юрист
Партнёр шведской юридической компании Maqs Law Firm, специализируется на темах прав авторской собственности, IT, телекоммуникации и электронной коммерции. Известна тем, что является поклонницей церкви сайентологии, которая в ряде стран считается опасной сектой.


Моника Вэдстед, фото Tomas Oneborg

И под конец к бурной радости всех тех, кто следил за аудиотрансляцией, выступала Моника Вэдстед. Она сразу же заявила, что этот процесс о четырёх подсудимых, которые организовали громадную пиратскую копировальную фабрику. Что им удалось создать удобный ресурс с топ-списками и локализацией на другие языки, благодаря чему им пользовались по 25 миллионов человек в день. Так как они показывали рекламу всему этому количеству пользователей, Моника считает, что трекер был коммерческим предприятием. Отдельно упомянула Нейджа, который сделал спам-фильтр, отсеивавший письма от MPAA, RIAA и прочих организаций, представляющих интересы владельцев авторских прав.

Моника заявила, что нельзя избежать наказания, закрывая глаза на совершение преступления. По её словам год тюремного заключения – слишком мало для тех, кого не остановили даже вердикты в соседних странах по подобным делам и кто нанёс американской киноиндустрии такой урон. Кстати, урон она подсчитать не смогла, так как у кинокомпаний не было возможности покупать видео в онлайне (а почему не сделать такую возможность, если есть спрос?). Тем не менее сумма должна быть озвучена позже, а подсчетами занималась компания The Grant Thornton, взяв за основу данные счетчика скачивания с трекера.

Завтра будут выступать сами обвиняемые, будет полегче. А пока вот вам фотография, чтобы скрасить негатив:


Питер Алсин (адвокат Питера Сунде), Йонас Нильссон (адвокат Фредрика Нейджа) и Ола Саломмонсон (адвокат Готтфрида Свартхольма) настроены на победу. Фото xm7.
Вторник, 3 марта
КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ, ПОМИЛОВАТЬ!?

«Было много глупой болтовни глупых людей и умных разговоров умных людей».

Питер Сунде о процессе

Вчера представители обвинения рассказывали о The Pirate Bay всё самое плохое и настоятельно требовали признать их виновными. Сегодня в суде выступали адвокаты ребят, у которых было время обдумать последние слова обвинения и привести множество контраргументов. Под катом – хроника последнего дня процесса.


Фредрик Нейдж, Готтфрид Свартхольм и Питер Сунде в последний день процесса, фото Reuters
Прямиком из зала суда

Многие беспокоились, когда вчера вечером сайт thepiratebay.org перестал быть доступным. Некоторые даже решили, что это шведская полиция, не дожидаясь решения суда, снова конфисковала сервера. Всё оказалось намного проще – из-за наплыва пользователей сайт не справился с нагрузкой и автоматика отключила сервер. Звучит издевательски, но Фредрик Нейдж восстановил работоспособность сайта прямо из зала суда, где его судят за создание этого сайта, при помощи удалённого доступа на своём ноутбуке.

Йонас Нильссон (Jonas Nilsson)
адвокат Фредрика Нейджа

Йонас Нильсон

Первым выступил Йонас Нильссон, адвокат Фредрика Нейджа. Он заявил, что в своей деятельности трекер не нарушает никакие законы ни 2006-го года, ни те, которые есть сейчас. А в самом ходе расследования были серьёзные упущения и огрехи. Название The Pirate Bay («Пиратская бухта»), личные мнения и взгляды людей, а также личная переписка не должны приниматься во внимание судом, который должен основывать своё решение на предоставленных материалах.

По словам Нильссона, подсудимых нельзя судить под одну гребёнку, потому что роли у всех были разные. Фредрик, в частности, занимался исключительно технической стороной дела, его интересовала технология передачи данных bittorrent и он никогда не завадался целью нарушать чьи-то копирайты. Он не был в курсе, ссылки на какие именно файлы раздаются на трекере, и уж точно никого не агитировал нарушать копирайты.

Йонас заявил, что обвинение так и не смогло внятно объяснить, что из себя представляет трекер thepiratebay.org, приводя вместо этого массу примеров на подобные, по их словам, дела в других странах. Также нет никаких доказательств, что копирайтнутые материалы использовались для получения выгоды, а трекер был создан специально для распространения копирайтнутых данных.

Также был оспорен вчерашний тезиз о том, что ребята зарабатывали бешеные бабки на баннеропоказах. Йонас Нильссон заявил, что доходы от рекламы были значительно меньше озвученных ранее обвинением и практически вся сумма уходила на операционные расходы. Что у обвинения не было объективных и беспристрастных экспертов: полицейские – не независимые эксперты, а представители медиамагнатов – вообще заинтересованная сторона. Подчеркнув также, что суд должен полагаться на представленные доказательства, а не на оценочные мнения других людей.

В очередной раз было сказано также, что thepiratebay.org – открытый сайт, весь контент которого формируют пользователи. Ссылки на контрафактную информацию – проблема не отдельного трекера, в всего интернета, потому что точно такие же ссылки могут быть и на любом другом сайте. Что сам процесс раздачи копирайтнутых материалов происходил с участием персональных компьютеров конечных пользователей, которые обменивались данными между собой, а не через трекер. Что касается доказательств, то Нильссон раскритиковал представленные обвинением скриншоты, заявив, что они не несут практически никакой полезной информации о том, использовался ли трекер, были ли скачаны файлы и т.д.

По его словам, обвинение не показало связь между нарушениями и отдельными людьми, оперируя вместо этого размытым собирательным понятием «The Pirate Bay». Что касается убытков кино- и музыкальной индустрии, тут Йонас высмеял их метод подсчёта недополученной прибыли, заявив, что медиамагнаты просто взяли эту сумму с потолка, решив, какими должны были быть эти прибыли, и не предоставив какой-либо адекватной информации суду.

А так как доказательств того, что Фредрик причастен к каким-либо из нарушений, нет, адвокат считает, что его клиент должен быть освобождён от всех претензий.

Ола Саломонссон (Ola Salomonsson)
адвокат Готтфрида Свартхольма

Ола Саломонссон

Вторым взял слово Ола Саломонссон, адвокат Готтфрида Свартхольма, хоторый сходу отметил, что нет никаких доказательств того, что большинство информации, которая раздавалась на трекере, было закопирайчено. Что единственный, кто взял на себя хоботню подсчитать это, был Питер Сунде, заявивший ранее в суде, что порядка 80% информации не является копирайтнутой и следовательно раздаётся абсолютно легально.

Что передача контрафактной информации может осуществляться даже в том случае, если на thepiratebay.org ничего не загружалось. Ола отметил, что так как никто не удосужился связаться с хоть одним пользователем, загрузившим копирайтнутый контент, нельзя говорить о том, что трекер использовался при нарушении копирайта.

Ола откомментировал вчерашнюю выходку Готтфрида, который во время перерыва заявил перед камерами, что «прокурор – спятивший придурок» :) По словам Саломонссона, это заявление было связано с большой ошибкой в подсчётах прибыли трекера. Что баннерных мест, размещение в каждом из которых стоило по 350 долларов США в неделю, было не 64, как ранее заявил прокурор, а лишь четыре. И что Готтфрид был всегда уверен, что трекер работает абсолютно легально и не нарушает никакие шведские законы, следовательно должен быть оправдан.

Питер Алсин (Peter Althin)
адвокат Питера Сунде

Питер Сунде со своим адвокатом Питером Алсином, фото Reuters

Третьим выступил Питер Алсин, адвокат Питера Сунде, который отметил, что каждый раз, когда технология шагала вперёд, изобретая радио, видеокассеты и т.д., возникали подобные судебные процессы.

Он заступился за репутацию Роджера Уоллиса – свидетеля защиты и профессора мультимедиа, которого обвинение допрашивало в особо хамской манере. Что в отличие от предоставленных заинтересованными в исходе дела представителями IFPI отчётов данные Роджера Уоллиса более правильны, а сам он – член правительственного IT-совета и, кроме всего прочего, является автором отчёта для Евросоюза.

Питер Алсин заявил, что сделает всё для того, чтобы восстановить репутацию Уоллиса, попутно указав на проколы в предоставленных обвинением доказательствах. Так как связь между скачанными файлами и недополученной прибылью медиамагнатов так и не была продемонстрирована, адвокат считает, что ни о каком возмещении ущерба не может быть и речи.

Продолжая, Питер Алсин отметил, что его подопечный являлся всего лишь пресс-секретарём The Pirate Bay и тот факт, что он был знаком с остальными ребятами, не доказывает того, что он повинен в каких-то нарушениях. В предоставленных обвинением материалах имя Питера Сунде вообще не фигурирует, а на баннеропоказах он не зарабатывал, поэтому все овбинеия против его клиента должны быть сняты.

Пер Самуэльсон (Per E Samuelson)
адвокат Карла Люндстрёма

Пер Самуэльсон с какой-то тёткой, фото SvB

Ну и последним выпустили тяжёлую артиллерию – Пера Самуэльсона, адвоката Карла Люндстрёма. Того самого, который чуть раньше изобрёл попавшую в Википедию тактику «защиты Кинг-Конга» :)

Пер сразу же огорошил всех, сказав, что все четверо подозреваемых должны быть оправданы, потому как прокурор не выдвинул к каждому из них персональные обвинения, как того требует дело. По его словам, сейчас до сих пор непонятно, когда и где были совершены нарушения и, более того, кто именно их совершил. Что нельзя судить кого-то за содействие, если он не контактировал с нарушителем и вообще не знает его.

Что главный вопрос – легален ли The Pirate Bay, или нет? И что судить ребят за то, что они не снимали ссылки с сайта по запросу, очень сомнительно.

Повторяя доводы Питера Алсина, он отметил, что при появлении новой технологии некоторые люди могут её испльзовать в преступных целях, однако это же не значит, что мы должны полностью от неё отказаться.

Пер особо подчеркнул, что этот процесс стал политическим, так как его исход касается интересов многих политиков, и что на прокурора оказывали давление представители музыкальной и киноиндустрии, чтобы поскорее начать процесс против The Pirate Bay.

Что касается его клиента Карла Люндстрёма, то он вообще почти не связан с трекером. Он предоставлял хостинг сайту раньше, однако не владел им, не был вовлечён в его работу, доработку, программирование или что бы то ни было ещё. Более того, когда Карл узнал, что сайт может иметь проблемы с законом, он вообще отошёл от дел. Следовательно, должен быть признан невиновным.


Под конец все участники процесса заявили суду о своих издержках. Слушание дела было окончено и суд объявил, что огласит вердикт 17 апреля в 12:00 по киевскому времени (13:00 по московскому).



Автор: pazzive


Полярный взгляд на защиту пиратов от ksandr_warfire


      © 2008 -2016 LEEET.net